River Fork

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » River Fork » Архив » Кот Шрёдингера


Кот Шрёдингера

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Время действия: 11 марта 2016, пятница. первая половина дня.

2. Место действия:
  ИнСиБр, Ривер Форк

3. Действующие лица: Маркус Берг. НПС (Мастер  игры)

4. Синопсис:  В  подземной лаборатории института произошла нештатная ситуация. Подопытный образец номер Девять, захватив доктора Эммета в заложники рвется на свободу.

5. Необходимость и степень мастерского участия: не требуется.

Эпизод завершен.

Отредактировано Marcus Berg (2018-01-18 20:50:22)

0

2

Кот Шрёдингера – объект мысленного эксперимента физика-теоретика Эдвина Шрёдингера, в ходе которого  кот находящийся в коробке с ядром атома радиоактивного вещества и колбой с цианидом по истечении часа равновероятно окажется  либо мертв, либо жив. Согласно законам квантовой физики, кот в течение этого времени   одновременно находится в обоих состояниях.  Совсем как я.  И жив и мертв одновременно. Только в отличие от кота я не собираюсь сидеть в этом склепе и ждать.

Холодная сталь  иглы щекотливо коснулась локтевого сгиба. Скосив взгляд, Берг равнодушно наблюдал, как доктор Эммет ввел иглу катетера ему в вену, закрепил ее пластырем на коже и  подключил  инфузомат.
Вздувшаяся под жгутом вена тут же  налилась горячей тяжестью, жар  разлился за грудиной и мягкой лапой сдавил горло. Маркус  знал, что   через пару минут все это пройдет.   
Почему то в этот момент  ему вспомнились слова инструктора-пакистанца, обучавшего новобранцев-наемников искусству пыток.
- Главное не сама пытка, а ее ожидание. Иногда человек ломается, только глядя на приготовления, а ожидание боли порой сжигает разум больше, чем сама боль. Потому первое, что вы должны делать – тщательно и со знанием дела раскладывать предметы, рассказывая своему подопытному что, как и как долго вы будете делать с его телом.
Часто наблюдая за персоналом и учеными, Маркус пришел к мысли, что для этих неофитов «Отряда 731»  все двенадцать подопытных ничем не отличаются от лабораторных крыс. Их даже не мучали, а просто изучали реакции на различные  повреждения, равнодушно документируя процесс. И плевать  им было, что перед ними люди. Даже той миловидной  рыжей мисс Фрост.
Берг скользнул взглядом по сосредоточенному  лицу доктора и кратко усмехнулся. Любой яйцеголовый умник  из здешней лаборатории еще фору даст тому инструктору в части пыток.
- Что-то не так,  Девятый ? – Эммет привычным движением вынул из кармана халата фонарик и оттянув  нижнее веко посветил  в глаза Берга.
- Да все нормально. – отозвался Маркус, щурясь  от режущего глаз луча света. -  Просто сейчас вы напомнили  мне одного знакомого.
- И как его  звали ? – Праздно поинтересовался  Эммет,  взглянул на  часы, засунул фонарик в карман и что-то отметил в электронной карте в планшете.
- Неважно. – отозвался Маркус и отвернулся, буровя взглядом стену.
Очередной день в аду ничем не отличался от череды подобных дней, лишенных надежды и смысла.
Иногда бездумно таращась в потолок  Берг ловил себя на мысли, гораздо проще думать, что все это происходит не с ним. Так удавалось контролировать ярость и скрываться за маской покорности.   Он пока не  сдался в отличие от своих одиннадцать собратьев - подопытных, некоторые из которых не первый  год терпеливо играли  роль лабораторных животных.   Двенадцать боевых машин и все на  холостом  ходу, играют в бирюльки в подземном  тире…
Или от той дряни, что вкачивают им по вене у них уже мозги атрофировались за эти годы? 
Раз за разом Маркус прокручивал в разуме возможные варианты  побега, но каждый раз убеждался, что служба безопасности все предусмотрела. Однако, у каждого из  двенадцати было одно два  неоспоримых  преимущества – все были уже мертвы априори и потому стали чуть лучше чем были прежде.
Лежа на кровати, Берг снова взглянул на врача… Он  мог сделать  это вот  прямо  сейчас…доктор и  пискнуть не успеет, как хрустнут его  шейные позвонки.   Мысленно он ломал шею Эммету несчетное количество раз, уничтожал одного за  другим всех этих лаборантов, охранников, ученых, даже смазливую рыжую мисс Фрост. А потом?
Жар за грудиной отпустил и Маркус сел на кровати. Интересно, что сегодня залили в его топливную систему? Звуки  и без того отчетливые и звонкие сейчас стали насыщеннее и громче. Берг покосился на доктора. Он был готов поклясться,  что слышит сейчас  звук биения его сердца.
- Крутая ханка у тебя, док. – Маркус поморщился и  потряс головой. Такое обилие звуков раздражало.  -  Так я скоро начну видеть сквозь стены и слышать, о чем разговаривают тараканы.
Внезапно лампы под потолком вспыхнули ярче солнца, яркий свет на миг затопил комнату и через секунду  наступила непроглядная тьма.  Маркус услышал как сердце Эммета, получив адреналиновый удар паники  затрепыхалось подобно птице в клетке. Где-то выше этажом завыли  бензиновые генераторы и  через пару секунд  тусклый серый свет осветил помещение. В зале с капсулами-гробами кто-то истерически  закричал, гвалт и  треск,  топот множества ног и  женские рыдания ощутимо ударили по обострившемуся слуху. Совершенно определенно что-то случилось там в зале, и это что-то не укладывалось в стандартные протоколы действия персонала. Назревала  паника.
Берг выдернул иглу из вены и взглянул на Эммета. Тот трясущейся рукой доставал телефон из кармана, его сердце бешено отбивало стокатто.
Маркус спрыгнул с кровати, схватил  дока за запястье и выдернул мобильник из его руки. Его собственное сердце так же учащено билось.
Сейчас или никогда.
Волна хаоса и  паники скоро схлынет и второго  шанса не будет никогда.
Берг дернул Эммета к себе, сдавливая предплечьем ему глотку,  прижался к его спине и  прошипел в ухо.
- Даже не  думай.  Дернешься – сверну  шею.
В следующую секунду он толкнул его коленом в зад, принуждая  двигаться вперед к выходу из комнаты.
Оценивая ситуацию в зале Маркус на  миг замер на пороге, фиксируя детали. Кровь, запах испражнений, блевотины…спины в серых майках с номерами, пятна белых халатов персонала, черный берет охранника…и копна  рыжих волос мисс Фрост мелькнул в коридоре, уводящем к лифту. 
Лифты работают? Наверное, уже включили или у них свое питание…
- К лифту.  - к  словам  Берг добавил ощутимый толчок в спину доктора и устремился вдоль по  коридору.
Приобретенные навыки биоскана в какой-то мере сейчас защищали его, Маркус ощущал всех кто был сейчас в лаборатории,  ощущал и то, что где-то впереди него бежит и Четвертый,
-Надо  же. Не  ожидал от него. – мелькнула мысль где-то на краю сознания.
Доктор Эммет был слишком подавлен ситуацией, что бы  сопротивляться пока, наверное он бы  упал, если бы Берг не  стискивал его горло в локтевом  сгибе и не толкал перед собой.
Двери лабораторного  блока распахнулись, в холле с лифтами мелькнула рыжая копна волос и  спина  Четвертого, еще  мгновение и двери лифта захлопнулись, скрывая беглецов. Маркус с досады выматерился.
Лифт был единственным  путем наверх, известным  ему, и сейчас он уносил к свободе  Четвертого. В  противоположном  конце  холла был  еще один  лифт, но кнопка вызова была где-то на  верхних этажах, снизу его не вызвать и не открыть.
Четвертый явно взял рыжую как  живой ключ, и явно там в лифте и наверху  есть какие-то персонифицированные  системы защиты. Именно с этой целью Бергу и  понадобился  доктор. Предполагать, что заложника можно использовать для торга за свою свободу просто смешно. Эммета  как и  мисс Фрост  убьют сразу.  По крайней мере, на месте охраны Маркус поступил бы именно так

Отредактировано Marcus Berg (2018-01-18 20:40:36)

+3

3

День не задался с самого утра. А началось все с того, что в гараже обнаружилась вода. Роджер Эммет широко шагнул в нее прямо с порога, выругался, осмотрел забрызганные брюки и огляделся по сторонам. Весь пол гаража был одной большой сплошной лужей. Это означало, что подпочвенные воды поднялись уже достаточно высоко. Дальнейший их подъем неизбежно должен был привести к подтоплению дома.
Эммет не успел еще доехать до института, как ему позвонила жена. Он с досадой сбросил ее звонок, и пока убирал телефон в карман куртки, умудрился въехать в довольно глубокую промоину в асфальте, полную воды.
Так и подвеска к чертям разлетится. Гребаные дожди...
Дожди зарядили  с неделю назад, как по расписанию. В диапазоне с девяти-десяти утра и примерно до полудня  светило яркое солнце, к которому почти не стихавший ветер методично подгонял  тяжелые от влаги темные тучи. А они потом до глубокой ночи добросовестно выливали свое содержимое на Ривер Форк и его окрестности, где и без их стараний влаги всегда было более чем достаточно.
Позвонить жене с парковки Роджер забыл. Его окликнула коллега-лаборантка, и до лифта они дошли вместе, обсуждая странную весеннюю погоду, небывалые по срокам и силе ледоход на реках и половодье.
Дальше все покатилось по обычной колее, но очередной звонок жены выбил доктора Эммета из нее. Он как раз находился в комнате Четвертого, и не стал обрывать разговор просьбой или обещанием позвонить позже. Выслушивал ее тревожные вопросы и односложно отвечал на них, прекрасно понимая, что сидящий на кровати крепкий парень с давно потухшим взглядом слышит их диалог. Это вызывало чувство неловкости, и наверное, поэтому Эммет по окончании разговора ответил на его не заданный вопрос. И даже довольно подробно. Сам заговорил с ним на тему того, что происходило на поверхности, впервые за те почти четыре года, в течение которых он ежедневно видел Четвертого, одного из лабораторных старожилов. Проводя обычный ежеутренний осмотр, Роджер иногда обращал внимание на то, как менялся парень. Угасал, не физически, а морально, постепенно утрачивая не только какие-либо обычные чувства и эмоции, но и желание жить вообще. Такое происходило с каждым из подопытных, и начиналось обычно где-то после первого года жизни в бункере. До этого все они вели себя так, как  Девятый, который пока еще проявлял характер и частенько хамил всем, кто работал с ним. Когда коллеги ворчали и жаловались на него друг другу, Эммет только сочувственно кивал головой. Он не сомневался, что продлится эта комедия недолго, и еще месяцев через шесть-восемь у Девятого точно также потухнет взгляд.
Как обычно, пока у подопытных после завтрака был час личного времени, руководитель эксперимента проводил совещание с задействованными в нем специалистами, выслушивал их отчеты и утверждал личные планы на день для каждого подопытного. В соответствии с ними Эммет дал Четвертому выпить  препарат, резко снижавший свертываемость крови. Его ждал очередной  довольно сложный эксперимент, результатом которого должно было стать  появление способности дышать воздухом с большим содержанием угарного газа. Для этого предполагалось воздействовать на формулу крови таким образом, чтобы гемоглобин не мог вступать в реакцию с газом и блокировать доступ кислорода к тканям.
Следующим на очереди был Девятый. На него руководитель эксперимента возлагал большие надежды. По той  скорости, с которой у новенького заживали послеоперационные швы и восстанавливалась сердечная деятельность, можно было предположить, что он станет первым, у кого наконец-то проявится способность к быстрой и полной регенерации тканей. Однако работу с ним начали с того, что провели тест на восприимчивость к улучшению памяти и интуиции. Блицизм и биолокация закрепились практически мгновенно, после чего Эммет поверил, что этот подопытный  - действительно особенный. Тем не менее, ему еще предстояло во многом догнать своих "товарищей по несчастью", добраться до уровня остальных подопытных по всем остальным показателям.
Роджер ввел Девятому сыворотку, обостряющую действие всех пяти органов чувств. Судя по реакции подопытного, изменения начались почти сразу. Но это были пока только "предварительные ласки": подопытного ждало еще закрепление этого эффекта, чтобы он стал пожизненным. Эммет знал, что Девятый сейчас какое-то время будет ощущать прилив сил и постоянную тревогу, вызванную необычным восприятием окружающего его мира, которое будет становиться все острее и ярче. За это время надо будет успеть провести с ним несколько специальных тестов, потому что через считанные часы его охватит парализующая слабость, вспыхнет дикая головная боль, и придется  вкатить парню хорошую дозу снотворного, чтобы он перестал ощущать ее и проспал сном младенца как можно дольше. Ну, а после этого уже можно будет обследовать  подопытного, и если  результат окажется положительным (в чем Роджер ни секунды не сомневался), закрепить  обретенную им способность, после чего несколько дней подержать его на особом контроле. 
Эммет взглянул на Девятого, проверил его реакции. Пора было начинать первый тест.
Но неожиданно слишком ярко вспыхнули все лампы и мониторы, после чего наступила полная темнота. В лаборатории  вырубилось электричество. Да и не только в ней, а во всем институте. Роджер сразу понял это, как только сообразил, что не слышит ставшего привычным тихого шороха работающей вентиляции. Ему стало страшно. Но тут застучал движок автономного местного генератора, астматически захрипели старые вентиляторы, которыми давно уже не пользовались - во времени оборудования новой вентиляционной системы. Облегченно вздохнуть врач не успел. Потому что зажглось неяркое аварийное освещение, и началось такое, что Роджеру не снилось даже в кошмарах. Обезглавленное тело Восьмого, его кровь повсюду, крики, ужасный тусклый свет, делавший лица похожими на посмертные маски.
Все, что происходило с ним, Эммет воспринимал так, будто был не одним человеком, а двумя разными. Он чувствовал, как Девятый сдавил его шею (это было больно и, чего уж греха таить, страшно до спазмов), и одновременно видел самого себя со стороны - мягкой игрушкой, обвисшей в крепких руках возвышавшегося над ним парня (доктор едва доставал подопытному макушкой до мочки уха).
- Куда ты меня тащишь?  - полузадушенно просипел он, когда Девятый поволок его прочь из лаборатории.
- Здесь сейчас будет охрана... начальство... уборщики-и-и...
Горло окончательно перехватило, воздух закончился. Эммет захрипел, заскреб ногтями сжимавшую его руку, безуспешно пытаясь разжать ее, судорожно задергался, почти теряя сознание от удушья.

[NIC]Роджер Эммет[/NIC]
[STA]Врач[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2BqXo.jpg[/AVA]

+1

4

Было бы странным если они тут не появятся, охрана эта да уборщики.  - подумал Маркус, встряхивая Эммета как мешок. – От бошки Восьмерки осталась одна лужа. Нет уж, дудки. Я на такое  не подписывался. Лучше пулю в череп в бою, чем вот так… на потеху яйцеголовым.
Доктор царапался и извивался в удушающем захвате, до Маркуса кое как дошло, что он не сопротивляется, а попросту задыхается. Берг ослабил  медвежью хватку.
Так  ведь и концы отдаст, а мне он  нужен еще.
Учащено дыша сквозь стиснутые зубы, Таран озирался по сторонам, ища альтернативные пути побега. Он  несколько  раз ткнул пальцем кнопку вызова лифта, но кабина пока  еще ползла наверх.  В лабораторном зале и длинном коридоре продолжалась суета, охранник пытался взять  инициативу, лаборанты суетились, слышался женский  крик, слова были неразборчивы, зато эмоции легко угадывались. Растерянность и страх.
Обилие звуков в помещении, их насыщенность и громкость мешали Бергу больше всего, виски  начало ломить от боли.  Из общего потока он пытался вычислить  самые угрожающие.
Лифт! Он резко обернулся к противоположному концу холла, где находились двери лифта.  Оттуда отлично слышался акустический поток – лязг затворов, бормотание и металлический вой стальных тросов лифтовой кабины. Кто-то спускался вниз.
Прикрыться телом Эммета? Нее, его надолго не хватит. Если у них штурмовые винтовки, то пули навылет пробьют его тушку и застрянут в моей…я просто не успею добежать до них.
Он все еще не исключал силовое решение, но инстинкт хищника загнанного в угол внезапно подсказал иное решение. Сзади него  сейчас находились двери жилого  блока, как и остальные двери они были обесточены. Решение пришло инстинктивно и почти  мгновенно. Маркус отшагнул назад, спиной толкая двери и втаскивая за собой  Эммета.
- Тихо. – одними  губами прошептал Маркус с ухо  доктора, не спуская взгляда с двери.
За спиной он пока не  ощущал угрозы, неосязаемый  биоскан вшитый в его сущность пока работал исправно.
Еще одна дверь была справа, хозяйственная комната-склад. Ногой распахнув ее, Берг втолкнул туда доктора и зашел следом. Здесь царила кромешная тьма, липкая и душная. Даже его чувствительным к темноте  глазам было темно. Видеть в абсолютной темноте невозможно, это Маркус  уже знал по себе. Зато  звук биения сердца  и  придушенно сопение доктора он  слышал  отчетливо. Собственное сердце тоже литрами гоняло адреналин.

Еще через пару секунд двери  лифта, идущего вниз медленно расползлись, оттуда как тараканы щели выскочили облаченные в черный камуфляж охранники, в шлемах с непроницаемым стеклянным забралом, в бронежилетах, крепко вжимая приклады в плечо. Их было пятеро. За ними вышел начальник охраны, он переговаривался с кем-то по рации. Последними  из лифта вышли три фигуры в белом. Таких типов в белых костюмах  биологической защиты обычно показывают в кино про  зомби. Один  из них нес в руках сложенный пластиковый мешок для трупов. Дробно топоча подошвами ботинок пятеро стрелков-охранников устремились в лабораторный коридор.

Затаив дыхание, Маркус прислушивался к звукам за дверями. Он опасался что охрана пойдет проверять  жилой блок сразу выйдя из  лифта. Тогда оставалось  только вступить в бой и попытаться утащить с собой как можно больше народу. Возвращаться обратно в лабораторию клетку Берг не собирался.
Секунды тянулись томительно  долго, время как назло словно  замедлилось.
Маркус надеялся услышать хоть какие-то признаки боя  или  крики. Поведение оставшихся  подопытных в этот момент удивляло его. Они все были солдатами, все имели реальный боевой опыт и каждый из них был вдвойне  опасен из-за обострившихся  способностей. 
Бэтмен и Тони Старк – жалкие сосунки по  сравнению с ныне покойным Восьмым. Тот мог видеть через стены и реально не  ощущал  боли. А теперь этот уберсолдат будущего отправится в мешке для трупов кормить червей. Почему они так покорны и сейчас к чертям собачьим не  перебьют охрану?
Отсчитав 15 секунд и еще 5 на всякий случай Берг вышел из комнаты, подошел к двери жилого блока и на миг  зажмурился. Звуки сейчас были его козырем. Рядом с дверью не было ничего и никого лишнего, акустическая революция сейчас была гораздо дальше. Дернув Эммета к себе и  снова хватая его удушающим захватом в локтевой  сгиб, Маркус вышел в холл и рванул к лифту. Двери кабины расползлись и  первое что  бросилось в  глаза – мисс Фрост изломанной куклой валялась на полу. Четвертого в кабине разумеется не было. Это  означало, что он выбрался из лифта и сейчас где-то на верхних этажах.
- В  лифт живо! – Маркус  толкнул доктора в сторону кабины. В восприятии Берга время снова предательски ускорилось, торопя его и вынуждая действовать  жестко.
- Он не  поедет. – сдавленно прошептал Эммет. – Ключ…
- Тогда мы сейчас сдохнем. Первые три - четыре очереди примешь ты. Это будет больно, поверь. – Берг  уже не  блефовал.
- Ключ. – трясущейся рукой Эммет указал на  ключ, зажатый в руке рыжей докторши. – И еще скан сетчатки. И счетчик вошедших.
Маркус на миг  замешкался.
-Бля, навыдумывали…параноики  хреновы.
Он толкнул  Эммета в лифт и тот чуть не  запнулся за тело рыжей. За спиной нарастала волна звуков, топот ног и ощущение присутствия. Биоскан подсказывал, что люди возвращаются в холл.
Маркус схватил мисс Фрост за руку и  вытащил  из лифта, рывком как мешок забросил на  плечо ее  обмягшее тело, перехватил с пола выпавшую карту ключ и  вошел в лифт. Рыжеволосая была жива, ее сердце билось ровно и сильно.
- Действуй, док. – прикрикнул он и  приложил карту ключ рыжей к панели  управления кабины. Доктор нерешительно посмотрел на Маркуса. У него еще было время выскочить  из  кабины и  помчаться обратно к лаборатории. В этот момент в холле показались  два  охранника. Один с ходу вскинул автомат и выстрелил в сторону лифта. Пули с противным визгающим звуком вгрызались в стену возле двери, звуки выстрелов в таком ограниченном пространстве оглушали, одно ухо тут же  заложило. Маркус прижался к стене кабины, все еще держа рыжую на  плече. Еще одна очередь прошила кабину.
…дум, дум… Две пули выдрали из панелей лифта пластиковые  ошметки. Лицо доктора сделалось серым, он был явно напуган до смерти.
- Док! Твою мать! – Берг  дернул его за лацкан  халата к себе.
Тот словно очнулся и торопливо прижал  карту к панели управления, потом повернулся к сканеру сетчатки. Скорее всего, он осознал, что его не пощадят.
- А ну стоять! – раздался  в холле громкий окрик.
-Ага, щас. – злобно  прошипел Берг сквозь зубы. Он был  даже рад, что уши заложило от звука выстрелов. Схватив мисс Фрост за волосы он прижал ее лицо к сканеру, пальцами попытался поднять ее веко. Двери лифта дрогнули, словно нарочито  медленно створки сошлись, кабина поползла наверх. Маркус посмотрел на Эммета.
-Что наверху? Есть  охрана? И что это за город? Мы вообще в Штатах?

+2

5

Железная хватка на горле врача ослабла. Похоже, Девятый осознал, что того и гляди задушит Эмметта. А тот, в свою очередь, осознал, что жить ему все равно осталось совсем немного. Сейчас он нужен беглецу, чтобы выбраться из лаборатории, но как только они окажутся на поверхности, эти сильные руки снова сомкнутся на его шее. И на этот раз уж точно доведут начатое до конца. Если, конечно, раньше это все не прекратят пули, ударявшие в наружные панели лифта.
Подъемный механизм пришел в движение. Роджер отер о халат потные ладони. Страх-по прежнему холодил ему позвоночник, а мозг чуть ли не вскипал от лихорадочных прокручиваний всевозможных вариантов того, как скромному и абсолютно мирному  доктору, никогда даже не пытавшемуся представить себя героем какого-нибудь боевика, остаться все-таки в живых. Потому-то Эммет не сразу расслышал вопросы Девятого.
- Н-н-наверху?
Голос дрожал, слова срывались с губ не сразу, с заиканием.
- Там склад. Охраны обычно нет, только камеры слежения.
И они сейчас наверняка не работают. Мощности аварийного генератора не хватит на такое обеспечение электричеством. Только на самое необходимое: свет и какую-никакую вентиляцию.
Роджер сам удивился тому, что оказался в состоянии думать о чем-то еще, кроме спасения собственной задницы.
- Мы в Штатах. Айдахо, округ Бонер. Ближайший город - Ривер Форк.
Врач покосился на все еще бесчувственную мисс Фрост.
- Не убивай нас.
Это прозвучало беспомощно и жалко, но Роджеру было наплевать на то, каким сюнтяем и слизняком он наверняка выглядел в глазах беглеца.
- У тебя чип в спине. Там, на складе, я его вытащу. Иначе тебя отследят, как только запустится все оборудование. А ты отпустишь... меня и ее. И я никому не скажу, что удалил твой чип.
Эммет часто заморгал, сглотнул подкативший к горлу комок.
Лифт остановился.

[NIC]Роджер Эммет[/NIC]
[STA]Врач[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2BqXo.jpg[/AVA]

+1

6

Переваривая услышанное от Эммета, Берг удивился.
-Айдахо...Занюханый картофельный штат…видимо, большие бабки крутятся в этой военной программе, раз кто-то потратил время и баксы, чтобы протащить мой труп через две границы и пару тысяч миль из Колумбии до Штатов.
Лифтовая кабина замерла, стальные тросы  натужно заскрипели. Маркус слышал эту песню стали, и звук в определенной мере причинял боль его обостренному слуху.
Берг  понимал, что у него остаются жалкие секунды и  хоть Эммет уверял, что за дверями лифта обычный склад, верить ему не стоит. Чтобы спасти свою шкуру доктор  будет нести что угодно.
Таран развернулся лицом к двери, схватил Эммета за ворот халата как за шкирку и подтянул к себе ближе. Рыжеволосая мисс Фрост все еще кулем висела на плече. Ее  веса он почти не ощущал сейчас.
-Так, док, приготовься на счет «три».
Эммет сделал попытку вырваться. Вероятно, он на самом деле не знал, если ли наверху на складе вооруженная охрана и запаниковал. По крайней мере, Маркусу так показалось.
Двери лифта расползлись, новая порция адреналина всколыхнула сердце, готовя мышцы к бою, неизбежной боли и усталости.
-Три! – шепнул он в ухо Эммета  и вытолкнул его из лифта первым.
Сам он встал на порог  лифта, уперся рукой в его створку, блокируя двери и не позволяя кабине ответить на вызов снизу. Вероятно, в этот самый миг охранники, оставшиеся внизу остервенело давили на кнопку «вызов».
Берг торопливо огляделся, окидывая взглядом длинное складское помещение, стеллажи, потолок.
Пусто! Дверь в дальнем конце  склада была распахнута и след присутствия Четвертого терялся где-то за пределами  склада на улице.
-Значит, у него получилось. – мелькнула  мысль.
Не особо  церемонясь, Берг быстро спустил с плеча бесчувственное тело рыжеволосой  докторши и оставил ее на пороге  лифта, так чтобы заклинить двери. Рывком он  распахнул на ней медицинский халат, срывая пуговицы.  Потом Маркус буквально вытряхнул ее из халата и накинул его на свои  плечи. Одеть на себя целиком этот  докторский прикид он и не пытался, халат бы безнадежно мал ему.
Хватая Эммета под локоть, Берг устремился к двери склада. Этот прямоугольник света  резал глаза и манил предвкушением свободы. Складские запахи пыли, ветоши, масла и  металла разбавлялись  запахами  весенней улицы.
Оставалась самая малость. Избавиться от датчика, свалить из городка, найти хороший кабак в Акапулько и выпить  бутылку мескаля. Не  меньше.
- Так, док. Играть в  больничку на  складе не канает.  Ну ты понял, да?  Иначе нахватаемся свинцовых пилюль по самое не хочу. - предложение Эммета избавить его от датчика прямо тут на складе было смешным и даже каким-то наивным. Повернуться к нему спиной Берг пока не рисковал, да и оперировать его явно было нечем сейчас.

Пока Девятый тащил его  к выходу со склада,  Эммет оглянулся несколько раз в сторону  лифта. Копна рыжих волос  мисс Фрост  разметалась по грязному полу, двери  лифта расползались в стороны, и тут  же пытались сомкнуться, беспощадно сдавливая ее ребра и  живот. Если бы чуток  подыграть  своему воображению, то со стороны было похоже, что  лифт пожирает  тело несчастной девушки. Утешало одно. Девятый пощадил мисс Фрост. Но вот пощадит ли ее служба безопасности? Ведь по сути и она и сам  Эммет способствовали побегу подопытных. И  ведь ничего никому потом не докажешь! Спишут все грехи на них двоих и прощай тихий городок и безбедная старость.

Маркус прислонился к косяку и осторожно высунулся наружу. Первые капли дождя упали на его лицо. После полугодового пребывания под землей было чертовски приятно ощутить это, но  Берг старался отстраниться от ненужных эмоций.
В десяти  шагах от  двери склада лежало тело. Это был не Четвертый. Скорее его жертва. Биоскан подсказывал, что Четверый сейчас стремительно удаляется,  его след растворялся  в пространстве. Машина? Ну разумеется, Грин  добыл тачку. Он тоже не тратил время на попытку избавиться от датчика и сейчас только выигрывал время.
-Ходу, док! – Берг  дернул доктора за рукав. – Где твоя машина?
-Тт-тт-ттам.- Эммет вытянул руку в сторону длинного ангара справа от склада. – Парковка за тем складом.

Быстрым уверенным шагом Таран вышел с полумрака склада  и поправил на плечах халат. Эммета он вел под локоть, будто придерживая коллегу, которому стало плохо.  Возле тела охранника Берг остановился и  бегло оценил ситуацию. Короткоствольный пистолет-пулемет «KRISS Vector» в армейской  модификации лежал возле тела, в нескольких шагах  на асфальте блестела  гильза. Не  раздумывая ни секунды, Маркус подхватил оружие, и щелкнув предохранителем сунул его за корсаж штанов, закрывая краем футболки складной неуклюжий приклад.
-Ну вот, теперь можно повоевать. -  подумал Берг, ощущая привычную тяжесть оружия  и прикосновение ребристых  «щечек» рукоятки в ладони.
До  обещанной доктором парковки они добрались через пару минут. Вся территория объекта выглядела как обычное сооружение гражданского назначения. Будь они на настоящей военной базе, и не успели бы пробежать и десяти  шагов, но пока  удача благоволила беглецам.

+3

7

Наверняка охранник, чье оружие забрал Девятый, нуждался в медицинской помощи. Но беглец не позволил доктору даже наклониться над лежавшим, чтобы хоть бегло осмотреть его. Он настойчиво потянул Эммета за руку, увлекая в сторону парковки. До нее оставались пройти совсем немного, когда неожиданно за их спинами послышались шаги и голоса. Множество шагов и голосов. Эммет оглянулся. Со стороны лабораторного и инженерного корпусов к стоянке двигались стайки институтских служащих. Видимо, по случаю аварии, руководство всех  отправило по домам.
Вполне логично. Так им удобнее будет  искать беглецов- на пустой территории, без свидетелей.
Многие сотрудники выглядели встревоженными, но кое-кто - в основном те, что помоложе - явно радовались тому, что уик энд начался досрочно.
Роджер поспешно отвернулся.
Не хватало еще, чтобы сейчас кто-то меня окликнул и начал задавать дурацкие вопросы. Выяснять, кто это со мной и интересоваться, почему мы так легко одеты.
Не заметить Девятого было невозможно. Он возвышался над Эмметом  (да и не только над ним) как Поль Баньян. Теперь уже доктор был вынужден поторопить беглеца:
- Живее, пока знакомые меня не спросили о тебе.
- Родж! - тут же прилетело в спину доктору.
И без того дрожавший не столько от холода, сколько от не отпускавшего его ужаса, Эммет задрожал еще сильнее.
- Ты чего в таком виде? Почему без куртки?
- Заторопился, - не оборачиваясь коротко отозвался врач, приложив все силы  к тому, чтобы ничем не выдать свой страх.
- Ну да, такой форс-мажор, - согласился голос за его спиной.
- Сколько лет тут работаю, - громко заговорила какая-то женщина, - и впервые так вылетело электричество, что даже всех по домам отпустили.
- Так это кадровик в основном из-за моста распорядился всех отпустить, - отозвался мужчина. - Говорят, он едва держится.
- Да вы что? - испугалась женщина. - Неужели все так плохо? А если он под нами рухнет?
От гаража отъехал автобус, отвозивший в Коколалла  живших там специалистов.
- Родж, а кто это с тобой? - не унимался знакомый Эммета.
- Практикант! - рявкнул врач, которому страх и близость спасительной машины неожиданно прибавили сил.
И резко рванул вперед, к своему синему форду, пользуясь тем, что автобус затормозил идущих позади, и перекрыл им обзор.
- На заднее сиденье. И сразу ложись, - прошипел доктор, открывая машину.

[NIC]Роджер Эммет[/NIC]
[STA]Врач[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2BqXo.jpg[/AVA]

+2

8

2014 год. Колумбия. Департамент Кальдас, г.Манисалес.

Легкая  восьмиместная «Сессна», принадлежащая  частной  авиакомпании 
приземлилась ровно в 8 утра.
Легко, словно перышко, самолет коснулся колесами асфальта, докатился до конца    взлетно-посадочной полосы и  подрулил к ангару № 18, где его уже ждали. Четыре  тонированных «хаммера» без номеров, принадлежащие региональному отделению «Academi»  выстроились в колонну, Берг и  его команда в составе десяти  бойцов прибыли этим утром в  аэропорт Манисалеса, чтобы  забрать «груз».
Не смотря на  ранее  утро Солнце жарило во всю.  Но в салоне машины царила приятная прохлада, кондиционер исправно гонял холодный воздух, и не смотря на это, рубаха на спине Маркуса промокла от пота.  Автомат  SCAR лежал сейчас поперек колен, пальцами Берг отбивал на его каркасе частый ритм в такт неслышной мелодии. Он волновался сейчас, но  пытался скрыть от членов своей команды тревогу.
Глядя на приземляющийся самолет через тонированное лобовое стекло, Маркус прижал пальцами ошейник ларингофона в горлу и  произнес в эфир.
- Так, народ, внимание.  Минутная готовность. Движки не  глушим. Гордон – направо, Иган – налево.  Тревор и его  люди - со мной.  Мы  принимаем «груз» и в 8:10 выдвигаемся. Машина два  и три – в сопровождение. 
- Ишь, прям  котлы по ним сверяй. -  буркнул Иган с заднего  сидения за спиной Берга, наблюдая как садится самолет.
-Закройся, Иган. – натянуто произнес Берг, и перекинул трехточечный ремень автомата через плечо.   
За последние три года он уже привык к этому жаргону и легко общался на нем. Половина его команды разговаривали на этой жуткой смеси английского и испанского языка, сленга и мата, армейского и  уголовного жаргона. Дисциплина и субординация в отряде были, разумеется, но конечно, не как в армии США. Все  его бойцы имели за спиной боевое прошлое и службу в спецподразделениях.  За этот  профессионализм им многое прощалось, и каждому из них Берг доверял как себе.
Иган Моррисон  был из британского S.A.S., Том Свенсон из Дельта Форс, Гордон вообще утверждал, что он родился и вырос в СССР и служил в армейском спецназе. Вообщем, банда у них была колоритная и многонациональная.
Надвинув на глаза солнцезащитные очки, Берг  распахнул  дверку «хаммера» и вышел первым. Он не  оглядывался, зная, что Гордон сейчас занимает позицию за правым плечом, а Иган за левым. Четверка бойцов из второй машины следовали за его спиной.
Самолет уже остановился, некоторое время ничего не происходило. Потом дверь самолета открылась, опустился трап. Первым из салона вышел человек в деловом костюме с дипломатом, следом за ним приставным шагом спускался еще один. Его руки были скованы наручниками спереди, от которых тянулась цепь к ножным кандалам, на голове был плотный черный мешок. Что бы не упасть, он держался за поручни трапа и нащупывал ступени ногами, цепь при каждом его шаге глухо позвякивала.
Берг обратил внимание, что одна штанина  на пленнике  была закатана до колена, и на голени был закреплен GPS-трекер, которым  обычно метят расконвойников на УДО. Было  похоже, что  эту штуку ему  одели только что.  Последними  по трапу спустились два  мордоворота в таких же строгих деловых костюмах, правда в их руках были  армейские «Кольт Коммандеры». Ощущалось, что пижонские костюмчики эти клоуны носили впервые и армейскую выправку они не  могли скрыть ну никак.
Маркус  был удивлен. Ему сказали, что сегодяшний «груз»  будет живым, но не предупредили что  это заключенный.
Человек в костюме подошел к Маркусу, кратко пожал руку и представился.
- Меня зовут Вудворт. Я представляю интересы компании «Витаутас» в Колумбии. Напоминаю вам, коммандер, что вашего пассажира  необходимо доставить по адресу, указанному в договоре. Наша компания оставляет за собой право контролировать перемещение «груза» посредством GPS – трекера, потому не пытайтесь снять с него браслет.
Вудворт кивнул в сторону человека с мешком на голове и добавил:
-Даже если он предложит вам и вашим людям сумму, многократно превышающую вашу обычную оплату.
Берг перевел взгляд на  фигуру заключенного и сдержано кивнул.
-Все  будет в лучшем виде, мистер Вудворт.
Чем занималась компания «Витаутас» Маркус не представлял, равно как и не мог предположить, зачем тащить этого заключенного в глушь сельвы. Та точка на карте, указанная как адрес доставки, находилась в 150  км от последнего населенного пункта, где еще существовала колумбийская власть. Им предстояло доставить заключенного в те места, где чокнутрые ультраправые парамилетарес из партизанской освободительной армии делили сферу интересов с Медельинским наркокартелем,  и о существовании  цивилизации напоминало только огнестрельное оружие.
-Что ж ты за птица такая? – про себя подумал Берг, отдавая команду людям Тревора взять «груз».  -  И сколько же ты стоишь на самом деле?
Бойцы подхватили  заключенного под локти и потащили к «хаммеру» Берга.
Ровно в 8:10  машины покинули чартерную зону аэропорта и взяли курс на  городишко Санта-Роза Де ла Доминго.
Берга всю дорогу терзало оправданное любопытство. В конце концов, трекер с ноги «груза»  он снимать не собирался, а вот про мешок на голове заказчик ничего не  сказал.
Отключив переговорник, Маркус повернулся к заднему ряду кресел, где между Гордоном и Иганом смятой кучкой сидел заключенный.
- Сними с его черепа мешок, - Берг кивнул Гордону. - поглядим че там за богатея мы везем, который может наобещать нам пару лямов вечнозеленых президентов больше чем платит контора.

Настоящее:

Без долгих размышлений Маркус нырнул в салон докторского седана,  и  лег  на пол  за передними сидениями. В узкой щели между передними и  задними креслами он поместился с трудом. Ствол «KRISS Вектора» он положил   на  колено, так чтобы держать в  зоне  обстрела спину Эммета, заднее и левое боковое окно.
Выбирать не приходилось, ощущение неизбежной   погони  торопило его все сильнее, и в данный момент времен вариант с машиной доктора был самым  приемлимым.  Он слышал, как  Эммет сел за руль и захлопнул  дверку.
-Ну, хоть не  сбежал. – хмыкнул Берг про   себя. – Видимо, боится, что и его притянут за побег.
Судя по тому, как доктор  трижды не мог попасть  ключом в замок зажигания, и по тому, как все еще трепыхалось его сердце, Берг заключил, что страх не  отпускает Эммета. 
Рядом с «Фордом» пыхтя и урча прополз институтский автобус, низкочастотный гул его  двигателя отдавался где-то в  позвоночнике. Голова уже  начинала болеть от обилия  звуков вокруг, Маркусу хотелось заткнуть  уши и  побыть в тишине хоть какое-то время.
Эммет наконец-то справился с ключами, стояночным тормозом  и  завел двигатель.   
- Эй,  док! Расслабься уже. Че ты  дрожишь как  целка перед первым свиданием? – сказал Берг.  Попытка успокоить доктора таким способом была так себе, но иногда словесная оплеуха способна вернуть  утраченное самообладание. - Тебе еще  датчик из меня вырезать надо, а у тебя руки трясутся.
-Тебе легко говорить. – огрызнулся Эммет. – А у меня семья, дом, внуки. Из-за тебя они теперь в опасности. Я уже не говорю о себе самом.
- Док, а о чем ты вообще думал, когда соглашался работать тут?  Или ты  думаешь, что по окончании этих экспериментов тебе Нобеля вручат?  Или  сам черножопый президент пожмет твою руку?  Тебе не приходила в голову мысль, что тебя попросту закопают где-нибудь с пулей в затылке?
Эммет промолчал в ответ. По сути, соглашаясь участвовать в экспериментах на людях, он нарушил клятву Гиппократа и пошел на сделку с совестью, убедив себя, что работает с уже умершими солдатами.
Пристроившись в хвост автобусу, он немного успокоился. Тучи стягивались, небо хмурилось все сильнее и редкие капли  дождя наконец оформились в полноценный ливень. Судя по тому, как автобус с сотрудниками института быстрее обычного прошел КПП, Эммет понял что угроза затопления города все же  реальная и людей стараются не  задерживать.  Поддав газу, он  нырнул  под шлагмабум вслед за автобусом, для виду помахав своим парковочным жетоном перед  лобовым стеклом.
-Пронесло. – сказал доктор с некоторым облегчением и шумно вздохнул, словно избавляясь от напряжения.
-Кого? – машинально спросил Берг.  – Че, памперс  испачкал?

+3

9

- Ну, и юмор у тебя, - скривился Эммет.
В машине он ощущал себя более уверено, чем несколькими минутами ранее  на территории института, под дождем и взглядами многочисленных знакомых.
За воротами автобус почти  сразу ушел направо, и теперь перед фордом маячил зад вишневого миникупера. Роджер зачем-то счел нужным пояснить беглецу ситуацию.
- Впереди нас тащится миссис Крюгер. Она патологически боится превысить скорость, поэтому ездит всегда очень медленно. Обгонять ее не буду, пусть это делают другие. Желательно, чтобы как можно больше народу обогнало нас.  Миссис Крюгер скоро свернет к себе. У них с мужем дом за городом, у небольшого озера. Вообще здесь в округе озер много. И лес...
Доктор запнулся, сообразив, что Девятому эта информация не нужна. Он сам мог с легкостью разузнать все о здешних местах, причем, даже не выбираясь из-под сиденья машины. Поэтому после паузы Эммет заговорил уже о другом. 
- Я проеду еще вперед и остановлюсь сразу за мостом. Будто по телефону разговариваю. Пропущу всех, и займусь твоим чипом. Потом довезу тебя до города. Дальше ты сам, уж извини.
Наконец-то миникупер освободил дорогу. Роджер прибавил скорости, проехал мост, свернул на обочину и остановился. Минут пятнадцать он сидел, приложив к уху телефон и делая вид, будто разговаривает с кем-то. Ему сигналили проезжавшие мимо  знакомые, он махал им свободной рукой. Беглецу эти минуты наверняка казались вечностью.
Когда дорога опустела, Эммет убрал телефон в карман халата.
- Садись на сиденье, - проговорил он и вышел из салона.

В отличие от большинства автомобилистов, давно забивших на наличие в машине аптечки, у Эммета она  имелась. И даже была довольно неплохо укомплектована. Хоть и несколько специфически.
- У меня маленькие внуки, - будто бы извиняясь проговорил он, перебирая ее содержимое: таблетки от укачивания, от поноса, упаковки бинта и бактерицидного пластыря, антисептические салфетки, початый флакончик какой-то детской жаропонижающей суспензии ярко-розового цвета, мазь с антибиотиком, леденцы от кашля и прочая мелочевка, действительно необходимая в поездках с маленькими детьми.
На самом дне аптечного кофра нашлись маленькие ножницы с прямыми острыми концами.
Эммет взглянул на часы.
- Сообщу тебе две новости, - заговорил он, принимаясь протирать  протирая ножницы салфеткой.
- Начну с плохой. У тебя времени немного. Меньше часа на то, чтобы где-то укрыться. С учетом твоих отличных общефизических данных - максимум час от силы. После этого начнут проявляться последствия той сыворотки, что я тебе вколол  в лаборатории. Будет нарастать слабость, пока ты не свалишься пластом, не в состоянии пошевелиться. Накроет головная боль, станет невыносимой. В бункере тебе бы дали сильнодействующее снотворное, ты бы проспал около суток, и проснулся в нормальном состоянии. И как все будет теперь... Надеюсь, ты сможешь это выдержать. А теперь новость хорошая.
Не отрываясь от своего занятия, врач коротко взглянул на Девятого.
- Когда все пройдет, вместе со слабостью и болью у тебя исчезнет то, что ты сейчас испытываешь. Зрение, слух и все прочее станут прежними. Для того, чтобы они остались обостренными, нужны еще два укола с интервалом в двенадцать часов. Активирующий, условно говоря, привитый тебе сегодня "ген", и закрепляющий эффект. А их не будет.
Доктор закончил с обработкой ножниц, тщательно вытер пальцы, и взялся протирать салфетками татуировку на спине Девятого.
- Постарайся не дергаться, - попросил он беглеца как-то очень мягко.
- Будет больно.
Твердым движением Роджер вонзил острые концы ножниц в мышцу, на которой была вытатуирована девятка. Одной рукой он промокал салфеткой потекшую кровь, другой уверенно разрезал мягкие ткани по всей высоте цифры. Ему пришлось углубить разрез, чтобы добраться до пластмассового квадратика, маленького, толщиной с  ноготь, но при этом очень прочного. Он был скользким от крови, и Эммету удалось вытащить его со второй попытки. Края кровоточащего разреза  врач обработал мазью, стянул их и заклеил пластырем, подложив под него сложенный в несколько слоев бинт. 
- Готово. Можешь одеваться.
Чип Эммет завернул в окровавленные салфетки. Выбрался из салона, вернулся на несколько шагов к мосту, и выбросил  их с него в бурный мутный поток с ледяным крошевом. Проделал он все это очень вовремя, потому что со стороны Института из-за поворота вынырнули еще две машины кого-то из замешкавшихся с отъездом служащих. Доктор поспешил вернуться  за руль форда, чтобы отъехать от моста незамеченным. Аптечка  осталась на заднем сиденье, рядом с Девятым.
- Возьми  из коробки бутылочку с суспензией. Это детское жаропонижающее, у него есть еще и слабое обезболивающее действие. Оно, к сожалению, не спасет тебя от головной боли, но в первые минуты приступа может ее немного облегчить. Ненадолго, конечно.
За окном мелькали деревья - Эммет ехал очень быстро.
- Я должен высадить тебя поближе к городу до того, как мы окажемся в поле зрения тех, кто фактически сидит у нас на хвосте.
Надо же, а я, оказывается, могу разговаривать как персонаж шпионских фильмов.
- А-а-а, вот что еще! - спохватился Эммет.
- В течение полугода ты каждый день получал с пищей кое-какие вещества, которые угнетали определенные функции твоего организма, в лаборатории тебе совсем не нужные. Ты понимаешь, о чем я. Без них эти функции начнут восстанавливаться. Примерно где-то через сутки, может, чуть раньше. У тебя, как у недавно попавшего под действие этих препаратов, весь процесс займет дней пять-семь, точнее сказать не могу. Тут многое индивидуально. Но все это время ты будешь испытывать то же, что и наркоман без дозы. Абстинентный синдром, ломку. Когда она начнется, пусть тебя радует то, что  у другого сбежавшего, который больше просидел в лаборатории, этот процесс продлится дольше. А у наркоманов он вообще может тянуться месяцами. И...
Врач замолчал, будто обдумывая. стоит ли ему продолжать. После паузы все же продолжил:
- И боюсь, что ты теперь пожизненно привязан к Ривер Форку. Судя по некоторым  бывшим подопытным, которых больше нет в живых, дальше двадцати пяти - тридцати миль от города тебе уезжать нельзя. Ну, может, в твоем случае в тридцати пяти милях ты еще будешь относительно неплохо себя чувствовать. Но уедешь дальше  шестидесяти миль - точно не выживешь.
Форд остановился метрах в ста от маячившего впереди длинного приземистого здания.
- Здесь ты выйдешь. Это склад старой лесопилка. Он давно пустует, но там иногда ночуют хиппи и в него может наведаться его хозяин. чтобы прогнать их. Но не думаю, что сейчас в нем  кто-то есть или появится в ближайшие дни. Сегодня пятница, впереди два выходных. Хозяину там точно в это время делать нечего. А волосатые парни просто не любят такую погоду.
Эммет остановил машину.
-Выходи быстрее. И извини, но я даже денег тебе не могу дать - все осталось в кармане куртки в раздевалке. 

[NIC]Роджер Эммет[/NIC]
[STA]Врач[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2BqXo.jpg[/AVA]

+2

10

Наблюдая, как Эммет играет в шпионов, прижимая к уху отключенный смартфон и вжимается в сидение, когда рядом проезжает машина, Маркус понял, что доктор сейчас на его стороне. Вот только зачем он помогал ему, Берг не мог предположить.
Доктор  избрал верный путь в борьбе со страхом и неуверенностью – он начал говорить. Долго, много и не по делу, но это явно ему помогало - его перестало трясти, а  в голосе появились нотки уверенности.
Потому Маркус молчал сейчас, давая Эммету возможность выговориться, в  конце концов, для немолодого и явно не боевого эскулапа сегодняшний  день был экстраординарным.
Берг никогда не относил себя к разряду тонких психологов, но  сейчас ему казалось, что доктору можно доверять. Он  бросил короткий  взгляд на ножницы в руках Эммета, оценил его уверенные приготовления.
- Если он  попытается воткнуть  мне  их в спину, то  длины у этой тыкалки не хватит, что бы пробить толщу мышц, порвать легкое или добраться до сердца, а вот если в  шею…то херово.  В любом случае, с первого удара убить не  сможет, успею пристрелить.
Стянув через голову серую майку с цифрой  «9», Маркус послушно сел на сидение, решительно и безо всякой опаски повернувшись спиной к Эммету. «Kriss Вектор» он положил перед собой, предварительно сняв с предохранителя.
Иногда паранойя хорошая вещь, она позволяет замечать  опасность  раньше,  чем  ее видят холодный рассудок и предусмотрительность. Но нельзя вечно быть на стреме, рано или поздно приходится кому-то доверять, засунув подальше свою подозрительность.  Как бы то ни было, сам по себе датчик не исчезнет, и без посторонней помощи его не вынуть ну никак. Маркус даже не мог дотянуться до того места на своей спине, не говоря о том, чтобы как-то попытаться вынуть электронную метку.
- Прямо как блудливого  кота пометили  или  бестолковую болонку, что бы не  потерялся. – невесело хмыкнул он про себя, ощущая как доктор протирает место предстоящей операции антисептической салфеткой.
То, что  будет больно, он и  так понимал. Когда ножницы с усилием проткнули шкуру между позвоночником и  лопаткой,  Берг дернулся и шумно выдохнул сквозь стиснутые  зубы.  Этот уровень боли еще можно было терпеть  молча,  но когда не совсем острые ножницы с хрустом начали  резать кожу, Маркус приглушено застонал.
-Мясник хренов, тебе бы нигеров кастрировать этими ножницами, а не меня резать. – про себя подумал Берг, вцепляясь рукой в спинку сидения.
Шумно поверхностно дыша, он старался отстраниться от  происходящего и  сконцентрироваться на том, что ему только что рассказал  Эммет про опыты, сыворотку и его обострившийся слух.
То, что какафония разночастотных звуков наконец  утихнет в голове, его, разумеется, обрадовало. Последних десять минут это становилось  уже невыносимым. Барабанный бой капель по крыше машины, лязгание ножниц и  сам голос Эммета… реверберация этих звуков в тесном салоне  машины доставала.
Когда док закончил ковыряться в глубине раны и наложил импровизированную повязку, Маркус понял, что  ему действительно нужно забиться в какую-то нору на ближайшие сутки.
Эмоциональное и физическое напряжение,  державшее его в течение последнего получаса,  начинало спадать, виски ломило от боли и  подло стало клонить в сон. 
Эммет гнал машину в сторону города, продолжая пояснять  ситуацию. То, что док рассказал ему,  могло быть и стопроцентной правдой и   первостатейной дезой. Подчерпнутой с его слов информации хватило, что бы сочинить неплохой  научно-фантастический роман…плохо было то, что он - Маркус Берг - был главным героем этой книжки и финал истории  не сулил ему ничего  хорошего.
-Хотя я и так мертв, че уж гневить судьбу. – думал он, навалившись на спинку заднего  сидения и глядя на мокрую дорогу через полу прикрытые веки. – Сдохнуть  дважды за одну  жизнь…будет даже интересно.
Маркус ощущал,  как торопливые струйки крови бежали вдоль позвоночника. Повязка на спине набухла от крови, майка, халат и корсаж штанов тоже промокли, но его это мало волновало. Кровопотеря не настолько велика, чтобы повлиять на его боеспособность, все заживет как на собаке.
Гораздо больше Берга волновало, что со слов Эммета он не сможет покинуть город  или даже пределы округа.  А это  означало, что  Акапулько, бутылка мескаля и безбашенный  трах со сговорчивой мексиканской  чикитой  откладывались на неопределенное время.

Говорят, те кто прошел войну навсегда меняются. Не  знаю, так ли это. Я  давно забыл, каким был раньше до того, как сделал первый выстрел на  поражение и убедился, что  пуля достигла цели. Но  одно я усвоил точно - пребывание  на грани жизни и смерти показывает тебе, кто ты есть на самом деле, срывает с лица маску, и если не ломаешься, то становишься другим.
На войне иные приоритеты и ценности, и от того острее ощущаешь, насколько ты  стал  чужероден обыденному миру. 
Я снова в бою  среди этих мирных лесов Айдахо, война не отпускает меня, идет по пятам. Даже если бы я захотел осесть  здесь, заныкаться в лесах  и стать  отшельником – мне не  дадут жить спокойно.
И пусть я мертв, но мое время еще не истекло. Кот Шрёдингера выбрался из той коробки до того, как  эксперимент с цианидом завершился и теперь лишь моя удача, боевой опыт и жажда жизни решат исход  очередной  партии игры со смертью.

Перед тем как покинуть машину доктора, Маркус приложился к бутылочке с детской жаропонижающей суспензией и выпил все до капли. Голова и правда раскалывалсь  от боли. Потом он распихал все содержимое аптечки по карманам, после чего  потребовал у дока его халат.
- Лишний кусок ткани не  помешает, - словно  извиняясь произнес  Берг, принимая  из рук Эммета халат. - И спасибо за все, док. Удачи тебе. Она тебе потребуется.
Когда синий «Форд» доктора скрылся из  виду, Маркус сошел с дороги пошел прочь от приземистого здания старой лесопилки. Именно потому, что Эммет посоветовал там укрыться. Даже если доктор не собирался его подставлять, но вряд ли он устоит  от соблазна сдать его, когда ему начнут ломать пальцы и выдирать ногти. То, что Эммету сядут на  хвост, было очевидным. Это  лишь вопрос времени. Контора, которая спонсировала военные разработки и не гнушалась нарушить  законы США, разрешая работать с мертвыми солдатами, не будет особо  церемониться.
Дождь лил как из ведра, Берг моментально промок и замерз. Чтобы не маячить  белым пятном на горизонте, Маркус измазал халат доктора в сырой прошлогодней траве, грязи и для надежности еще потоптался на нем, превращая этот  кусок ткани в подобие грязевого камуфляжа. Он прошагал под дожем еще с милю, стараясь обогнуть город по окраине и не подбираясь слишком близко к жилым домам. Людей он  ощущал издалека как подобие тепловых или энергетических фантомов, но на это уходило уйма сил.
-Так-с…теперь Четверка…где ж ты есть, боец? Вместе у нас больше  шансов выбраться. – от боли в висках мир начал расплываться, и потому едва Маркус напрягся в попытке «нащупать» знакомую ауру Грина, как из носа густой струйкой полилась кровь.
Отхаркнув соленый комок слюны и крови, Берг пошатываясь побрел к одиноко стоящему сараю. До ближайшего дома, где ощущалось живое присутствие было ярдов 400-500, собак он не  ощущал, а значит есть  шанс отлежаться остаток дня и ночь.

Конец эпизода.

+2


Вы здесь » River Fork » Архив » Кот Шрёдингера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC